В России в середине сентября отмечают День трезвости – праздник, возрожденный спустя 100 лет по инициативе РПЦ. Наркологи, общественники и священники рассказали, какова ситуация с пьянством и алкоголизмом в Петербурге и почему люди боятся обращаться к врачам.

День трезвости был восстановлен Русской православной церковью в 2014 году – спустя ровно 100 лет после того, как русские священники установили этот праздник на регулярной основе. Как рассказал руководитель Координационного центра Санкт-Петербургской епархии по противодействию наркомании и алкоголизму протоиерей Максим Плетнев, в далеком 1914 году церковь пошла навстречу народным пожеланиям не пить и молиться об исцелении недуга алкоголизма.

Официально день трезвости отмечают 11 сентября – в день, когда, по преданию, был убит Иоанн Предтеча – зачинатель монашества и аскетического образа жизни, борец за воздержания – на пьяном пиру во дворце иудейского царя Ирода. В этот день принято было соблюдать строгий пост, в стране закрывались винные лавки, а верующие молились и настраивались на трезвый образ жизни.

О том, какова ситуация сейчас, рассказали врачи-наркологи Городской наркологической больницы Петербурга Филипп Андрианов, завотделением Невского района Межрайонного наркологического диспансера № 1 Вадим Ветласенин и врач-психиатр, директор благотворительного центра реабилитации алкоголезависмых «Дом надежды на Горе» Светлана Мосеева.

«Не умеете снимать стресс – не надевайте»

Как утверждает протоиерей Максим Плетнев, общества трезвости на Руси были и до Октябрьской революции. Например, Общество трезвости имени Александра Невского насчитывало около 70 тысячи участников, что для пьющей России тех лет совсем немало.

«Современные церковные инициативы такого размаха не имеют, – сожалеет священнослужитель. – На мой взгляд, сегодня в России эти проблемы не совсем осознаются во всей полноте. Например, по проблеме наркомании регулярно собирается даже Госсовет, а по алкоголизму – нет, хотя охват этим заболеванием намного больше. Дело в том, что наше общество принимает алкоголизацию как норму жизни, нет резкого отрицательного отношения».

По словам отцам Максима, церковь воспринимает алкоголизм как страсть, как грех, но и понимает, что это тяжкое заболевание.

«Человек делает себя больным сознательно. Но ведь никто сознательно не заражает себя, например, гепатитом? Надо понять, что бытовое пьянство – это путь к тяжелым психическим расстройствам», – убежден представитель Петербургской Епархии. Священник напомнил, что в России сегодня действуют 279 проектов РПЦ, в которых помощь получают алкозависимые и их родственники, открыто более 50 православных реабилитационных центров.

Врач-нарколог Филипп Андрианов также убежден, что алкоголизм и пьянство – это биопсихосоциодуховная проблема, которую только медицинской помощью не решить. Тем не менее статистика, приведенная представителем Городской наркологической больницы, такова: по данным на 2015 год, в Петербурге состоят на диспансерном наблюдении 40 125 человек (для сравнения, в 2011 году было 43 тысячи, в 2012 – 42 тысячи, в 2013-м – 41 692 человека). С острым алкогольным психозом (в простонародье – «белой горячкой») к врачам попали в 2015 году 976 человек, а в 2010-м – 1909 пациентов.

Доктор утверждает, что уровень алкоголизации медленно, но снижается. По крайней мере, он не выше среднероссийских показателей, которые составляют 208,28 человек на 100 тысяч населения.

Заведующий отделением Невского района Межрайонного наркодиспансера Вадим Ветласенин также утверждает, что первичная заболеваемость снизилась на 2,4% по сравнению с 2014 годом, однако статистика учитывает лишь тех, кто попал в поле зрения государственной медицины добровольно-принудительно. «А реальных цифр мы не знаем», – признает врач.

Наркологи считают, что причина алкогольной зависимости – в неумении решать свои проблемы, которые люди предпочитают «запивать», своего рода побег от реальности. Самый частый ответ человека на вопрос, зачем он пьет – «пью как все», при этом зависимый больной не хочет представить свою жизнь без алкоголя.

«Есть такая шутка: “не умеете снимать стресс – не надевайте”, – говорит Вадим Ветласенин. – Поэтому все эти мероприятия по снятию алкогольного синдрома проблему не решают. Надо менять психологию, отношение человека к тому, что он делает».

Пересчитать и отобрать

Проблему алкоголизма не решить, если сам человек не осознает глубину кризиса и не захочет с ним справиться. И почти каждому в этом сложном деле нужна помощь не только медицинская, но и товарищеская, психологическая. О «Доме надежды на Горе» отзывы в основном положительные. Медики считают, что эта общественная организация – одна из немногих, где людям реально помогают справиться с алкоголизмом. Но просто так и туда не попасть – очереди многомесячные.

«Люди стали уходить от пресловутого учета. Сейчас много коммерческих и некоммерческих организаций, куда можно обратиться, и это, с одной стороны, хорошо. Развивается даже реабилитационный туризм – когда люди ездят по разным центрам, тут полечатся, там отдохнут. Где-нибудь, может быть, и помогут. Но мы разобщены, сейчас каждый считает, что только он знает, как надо реабилитировать. Нам надо объединять усилия, понимая, что алкоголизация имеет длинный хвост, и мы будем иметь последствия еще долгие годы. К нам сейчас приходят, например, вполне успешные бизнесмены, которые начали пить еще в 1990-е. Надо учиться жить без алкоголя и снимать стрессы иными способами», – считает исполнительный директор организации Светлана Мосеева. При этом она с горечью отмечает, что сейчас молодые люди даже гордятся тем, что у них «абстинентный синдром» (похмелье).

Светлана Мосеева считает систему учета зависимых людей карательной мерой. Она знает немало случаев, когда людей, уже много лет назад «завязавших» с алкоголем, вдруг вызывают в суды и лишают водительских прав.

«И даже нескольких таких случаев достаточно, чтобы новые пациенты уже не обращались за государственной помощью. Надо налаживать анонимную службу», – считает врач-психиатр.

Наркологи из государственных клиник признают, что к ним больные люди действительно остерегаются идти из-за боязни постановки на учет, которая имеет социальные последствия.

Например, новая ужесточенная процедура выдачи водительских прав предполагает не просто справку от нарколога, а реальное подтверждение того, что человек находится в стойкой ремиссии – документов, свидетельств лечащих врачей, причем процедура идет через суд. И это, конечно, отворачивает людей от государственной системы помощи.

«Да, на какое-то время он действительно лишится прав, но спасется и не погубит другие жизни, будучи пьяным за рулем. К тому же это бесплатно и добровольно», – успокаивают наркологи.

Этот страшный новый год

По данным петербургских наркологов, история химической зависимости демонстрирует, что 80% «новообращенных» молодых людей начали пить еще в детском и подростковом возрасте и всегда – в семье, видя «образец для подражания». Специалисты давно говорят о том, что надо менять культуру проведения праздников, не допускать длительного безделья и обильных отмечаний.

«Вся наркология стоит пустая от конца декабря и до 8 марта. Зато потом – ни одной свободной койки», – констатируют врачи.

Между тем, по данным наркологов, в стране на учете по поводу алкоголизма сейчас находятся около 2 млн человек. От этого недуга и его последствий (заболевания, «пьяные» ДТП, криминал) ежегодно умирают до полумиллиона граждан России.
Автор: Марина Бойцова
Опубликовано: 12.09.2016
Источник: Общественный контроль ok-inform.ru